PrigoginСвоими мыслями по поводу сложившейся ситуации вокруг Украины и Крыма делится с коллегами Аркадий Ильич Пригожин, создатель и директор единственной в России школы консультантов по управлению (ШКУ при РАНХ и ГС, Москва), Ассоциации консультантов по организационному развитию, Национального института сертифицированных консультантов по управлению. Экс-президент, член совета НИСКУ. Автор нескольких десятков книг.


Вокруг Крыма избыток прагматики. Важны, конечно, оценки правовых коллизий, потерь-приобретений, подсчёт голосов. Но есть нечто, куда важнее. Это именно «нечто», его точно не определить. Только по самым общим признакам.

Первое. Бывает же: соседу совсем плохо, он занемог – самое время отхватить у него участок, амбар, жену. Дескать, грядка заросла, зерно сгниёт, сама влюбилась. Да, крымчанам трудно живётся. Конечно, надо помочь – провести всероссийский сбор денег, лекарств, специалистов. Возглавить общеславянское движение поддержки Крыма. Кто был бы против? Только благодарность и честь по всему миру. И Украине было бы легче выздоравливать. А так, что: падающего подтолкни? Притом, что до того уверяли: братский народ, добрососедское государство. Вспомним притчу о том путнике, который увечному, страдавшему в дорожной пыли, сказал: это тебе такое испытание. А сверху голос возразил ему: это тебе испытание. Для России это испытание соблазном: воспользоваться ли бедствием друга, с которым столько вместе пройдено, пережито… Не удержались. Соблазн стяжательства пересилил. Не надо алкать. Так развращается народный характер, массовое самосознание. Героизация агрессивности входит в культуру, психику. Соседи, родня есть у каждого. И без того градус взаимного доброжелательства у нас низок. Очень низок. И вот – мощный образец силового государственного поступка. Инъекция жёлчи в душу народа. Нам же и обернётся.

Второе. В Киеве мне говорили: причины у нас те же, что и у вас. Но вы нефтегазовыми доходами пока заливаете последствия таких безобразий. А у нас нефти-газа нет. Украинское бедствие – оно наше отражение с той поправкой. Не примерить ли уже сейчас на себя хоть мысленно? Вроде натурного эксперимента: что-то узнать о собственном будущем. Это только кажется, что могущество вечно.

Третье. Химеры, пустые смыслы носятся по умам и чувствам: Крым нам нужен! Он всегда был наш! Хотя в любое время туда можно ехать на отдых, купить квартиру, дом. Ничего для российских граждан не изменится и после присоединения. А если и есть какие-то детали – в переговорах вполне решаемые. Выгодно ведь всем. Но химера владения будоражит и злит. Говорят: потеря Крыма нанесла психологическую травму россиянам. Ну да, наши великодержавники, империалисты всегда требовали возврата к границам последних царей. Они знают только один способ залечить свою травму: нанести травму другому. Опять же – народу, который они совсем недавно объявляли тоже русским, родным, как и белорусов.

Четвёртое. Острый парадокс мутит сознание нашего общества: Запад – объект и восхищения и подозрительности, даже ненависти, одновременно. Тоже химера. Запад – это кто? В эту цивилизацию входят не только Европа, северная Америка, но и Япония, Ю.Корея, Тайвань, Австралия, Новая Зеландия, Чили. Все высокоразвитые страны. Только там и нигде больше – самое высокое качество жизни среднего человека. Туда стремятся и люди, и народы. А кто возрождает нашу промышленность? Все новые заводы построены либо оборудованы западными фирмами. Учебники по экономике и управлению – оттуда. Предприниматели наши всё чаще составляют договоры по шведскому праву, а судятся – в Лондоне. Лекарства, ноутбуки, автомобили, телефоны, одежда, стройматериалы – всем этим охотно пользуются его ненавистники. И обличают его мораль. Фокус - на весьма малочисленных однополых браках. И эта критика громче всех идёт из страны, где родители в массовом порядке бросают собственных детей, где больше всего бытовых убийств, разводов, пьянства, где матерная речь стремительно вытесняет родную! Моральная шизофрения. Западофобия – занавеска, которой пытаются прикрыть собственный срам. Химерическая пропаганда очень старается расщеплять массовое сознание по этой линии, уводя её глубоко в подсознание. Из тёмных глубин народной психики кипятком бьют струи западофобии, бьют по логике, по восприятию фактов, испаряя взвешенное рассуждение. А с замещённым сознанием человек многое может натворить. Чего циничные политтехнологи и сами испугаются.

Пятое. Мы, Россия, всё более одиноки. Это в XIX веке Александр III думал, что нам достаточно двух союзников – армии и флота. В XXI веке союзничество стало самостоятельной ценностью. Дания и Япония, Канада и Турция сотрудничают в союзе, обеспечившем им военную безопасность. Действия, подобные аннексии Крыма напугали всех. Вздрогнули соседи: Белоруссия и Казахстан у наших границ имеют русское население. И кто на очереди после Грузии и Украины? Мировые державы теперь вынуждены сплотиться против нас. Россия заставила их увидеть в ней новый СССР. У нас нет союзников, но всё больше противников. Об этом придётся горько пожалеть, когда НАТО покинет Афганистан, и воспрянувший Талибан ринется в Таджикистан, Узбекистан (где у него много сторонников), потом в Казахстан, Татарию, Башкирию, на Кавказ. О высокой вероятности такого вектора движения исламистов предупреждал ещё генерал А. Лебедь. Современные эксперты дают сходные прогнозы. И кто нас поддержит в тяжёлой и долгой войне с врагом, который не понимает принципа неприемлемых потерь? Но мы-то теперь и понесли неприемлемые для нашей безопасности потери. Получится, как с открытием второго фронта во второй мировой: Запад (тогда ещё не глобальный) испытывал к сталинизму неприязнь, сравнимую с отношением к нацизму. И по этой причине тоже откладывал высадку в Арденнах. Дорого нам обернётся операция «Крым».

Шестое. Оттолкнувшись от Запада, наша страна устремится к Китаю? Но Китай движется туда, откуда Россия возвращается с полпути. Все свои успехи он делает в той мере, в какой он успевает осваивать западные ценности: рынок и раскрепощение людей. Он ещё не готов к быстрому введению демократии, справедливо опасаясь страшных конфликтов в многонациональной стране с отягощённым прошлым. Заблудшая Россия ему не товарищ. Разве что младшенький. Нефть-газ возьмёт (если у себя не найдёт), но про земли Маньчжурии напомнит при случае. Второй сверхдержавой способен стать только Китай. А Россия при нём – в порученцах? Наверное, кто-то решил, что блок с Китаем лучше, чем с Западом. Хотя там нравы подобны нашим имперским. Впрочем, хватит нумеровать. Есть один обобщающий признак того самого «нечто», упомянутого в начале. Нашим материалистам трудно понять, что главное происходит в этих невидимых сферах. Им лишь бы «иметь вещь». Но отношения, репутация – теперь куда важнее. Наверное, сейчас никто не скажет: «Дяденька, брось, а то уронишь». Зато восприятие нашего Отечества – как опасного – надолго устоится. С диагнозом геополитического аутиста, которому неважно, что о нём думают в мире, пока ходит одно государство. При 100% поддержке его населения. Не надо удваивать это число. Ох, не надо… Нельзя доверять подобные задачи политтехнологам. У подобных задач огромное идеологическое, цивилизационное содержание, а с ним у России – полная неопределённость. Такие мы опасны сами себе.

22.04.2014

 

« October 2017 »
Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31